У Днестра появился американский побратим или, как говорят в Новом Свете, сестра. Парадокс? И причем тут другой континент? Наши экологические НПО побывали в штате Северная Дакота и смешали воду из Днестра с водой Красной реки Севера. А подробности в нашем материале.

Но это не единственное событие конца весны- начала лета. Наши коллеги трудились, не покладая рук. Читайте об этом в третьем выпуске.

Мы открываем Америку
Хотя Днестр и Красная река Севера текут на разных континентах, недавно воды этих двух артерий смешались. Так породнились европейская и североамериканская трансграничные реки.
…Никогда еще в Днестре не встречалось ничего подобного! Цветом рыбина напоминала радужный «глазок» из павлиньего хвоста. И попала она прямо по назначению: знакомый принес свой необычный улов директору биостанции Бендерского теоретического лицея и одновременно председателю неправительственной организации (НПО) «Пеликан» Леониду Алексеевичу Ершову. После консультаций со специалистами установили поразительный факт: это солнечный окунь из далекой Америки.
Вот такой неожиданный эпиграф оказался у поездки молдавских и приднестровских экологических НПО из Международной Ассоциации хранителей реки «Eco-TIRAS» и Бендерского историко-краеведческого музея в гости к Хранителям Красной реки и местного музея из города Вапетон в штате Северная Дакота, поддержанной Американской ассоциацией музеев.
А здесь нас ждало множество событий, в том числе и встреча с тем самым окунем. Но самой главной была, конечно, церемония братания двух рек.
Впрочем, обо все по порядку.


Фото № 1, В музее и рыба ловится.
Сами себе Христофоры Колумбы


Каждый открывает для себя Америку заново. Это произошло и с экологическими неправительственными организациями (НПО) Молдовы и Приднестровья. Но, прежде чем пуститься в путь через океан, они захватили с собой частицу Днестра – воду из русла и его притоков. Зачем? А в этом и заключалась главная интрига поездки. Впрочем, о ней немного позже.
А пока мы путешествовали по штатам Северная Дакота и Миннесота. Знакомились с природой, историей, культурой и, конечно, людьми. А путеводной нитью была Красная река Севера.

По газонам ходить…разрешается


Мы жили в Вапетоне (Северная Дакота) – крошечном, по нашему разумению, городе с населением в 8 тысяч жителей.
Что прежде всего бросилось в глаза? Никаких заборов – дома стоят посреди зеленых лужаек. Позже выяснилось: здесь двери вообще не запирают на замок. А сами американцы очень дружелюбны и гостеприимны.
Расселили нашу группу в семьях простых вапетонцев. Каюсь, мы осторожно попытались выяснить: это потому что нет гостиницы? Оказывается, нет. Безвозмездно работать на благо родного города – это правило хорошего тона. Ведь это значит показать свою страну с лучшей стороны.
У наших с коллегой хозяев Джим и Ди Оливер германско-скандинавские корни. Их предки приехали сюда еще в середине 19 века. Дом семьи Оливер, небольшой с виду, оказался удивительно просторным внутри. В нем помещаются все друзья Джима и Ди. А их немало. Да еще Джим – счастливый обладатель сразу нескольких коллекций. Он собирает старые плакаты, допотопные сундуки и таблички, изображения волков… В гостиной на стене красуется деревянная лошадка. Да не картинка, а размером с небольшого пони. Впрочем, речь о ней еще впереди.
Семья, а, значит, дом у американцев занимают самую первую строку в рейтинге моральных ценностей. Джим показывал, как собирается дальше обустраивать свое жилище. Глядя на траву и цветы, трудно догадаться, что Оливерам достался не самый лучший участок. Его подтапливают грунтовые воды. Но Джим, мастер на все руки, построил отводные каналы в миниатюре и отыграл у стихии место для семейного отдыха.
- Там будет беседка, - пояснял он. – А здесь место для барбекю.
Наши хозяева оказались еще и весьма деятельными прихожанами лютеранской церкви. Джим поет в хоре, а Ди играет на органе. Соседи-католики тоже заняты делами прихода – только католического.
Все вместе они с удовольствием трудятся на благо и родного города. Только благодаря общему энтузиазму удалось восстановить «Розу прерий».

Прокатиться на машине времени


В Вапетоне есть своя…машина времени. На деревянных лошадках любой американец может умчаться прямиком в детство своих бабушек и дедушек. Именно тогда, в 1926-м, была создана знаменитая карусель «Роза прерий».
Потом она затерялась на просторах Америки, а нашли ее в Миннесоте, разбитую и почти разваливавшуюся.
Но вапетонцы собрали деньги, засучили рукава и вернули карусель домой. Одни выкупили лошадей - поэтому у каждого из двадцати скакунов есть собственное имя. Их назвали в честь детей, родителей или самих себя. Другие ремонтировали «Розу прерий».
Нелегкая была задача. Пришлось приводить в порядок или изготавливать заново копыта, глаза, хвосты, гривы… Этим занялись Лонни Халверсон, Долорес Берг, им помогал Джим Оливер. Все этапы реконструкции отображены в музее, который находится тут же.
И с конца прошлого века в павильоне вновь играет музыка, кружится карусель и, оседлав лошадку, можно умчаться в прошлое. Прокатились на ней и мы.



Фото №2, На карусели.

Приемный сын из дома для зверей


Чета белых тигров не спешила прятаться от дождя. Герои нынешнего года, если верить восточному календарю, привычно позировали перед любопытными посетителями.
В Вапетоне есть свой зоопарк. Дому для зверей исполнилось уже 77 лет. Все его обитатели выглядят веселыми, сытыми и ухоженными. Выдры, пумы, снежные барсы, бизоны, яки… Всех и не перечислить.
- Приходится давать приют и пострадавшим животным, - сказала директор Chahinkapa Zoo Кэти Дикман. – Несмотря на запрет, на белоголового орла – символ Америки – все-таки иногда охотятся. Раненых птиц приносят нам.
Кэти старается поровну делить свое внимание между питомцами зоопарка, но не всегда получается. Три года назад произошла трагедия в семье паукообразных обезьян: мама отказалась от новорожденного сына. Так Ноло попал к Кэти. Теперь он вырос и окреп, живет со своими сородичами, но о своих особых правах на начальство не забывает.


Фото №3, Белый тигр


Фото №4, Кэти и один из ее питомцев.

Природу любят уже с младых ногтей


В зоопарке проходят и уроки экологического воспитания. Экологическое образование, о необходимости которого так долго и безрезультатно говорят у нас, существует в Америке самым естественным образом.
Трудно даже сказать, когда именно ребенок получает первые необходимые сведения. Любить природу учат с младых ногтей. Хранители реки показывали нам детские книги о Красной реке, изданные ими специально для самых маленьких. Преподаватели школ и неправительственные организации работают в тесном взаимодействии с государственными структурами.
И вот результат: бобры, которые не так давно были на грани уничтожения, теперь опять живут свободно. Бизоны, чья участь казалась не менее печальной, вернулись. В Северной Дакоте есть бизоньи фермы.
Даже рыбу здесь удят весьма непривычно для наших любителей. Сначала надо купить лицензию, а потом…выпустить весь улов обратно в реку.



Фото №5, Вода из днестра смешивается с Красной рекой.

Речной дозор


Место действия городок Барнесвил штата Миннесота.
Студенты под руководством преподавателя занимаются мониторингом качества воды. Проект действует с 2002-го и поддерживается Международным институтом воды.
На практике это выглядит так. На берег реки приезжают студенты с преподавателем и по всем правилам отбирают пробы воды из реки Буффало (приток Красной реки). Затем результаты размещаются в Интернете. Любой окрестный житель может узнать, каково здоровье водной артерии в биологическом, химическом и любом другом отношении.

Лаборатория жизни


Это класс под открытым небом для студентов и школьников. И находится он, конечно, на самом берегу. Да так, что Красная река не раз вторгалась в учебный процесс на правах основного предмета исследования. Вот и сейчас здесь еще влажная земля после недавнего наводнения. Хранители Реки управляют занятиями.
Раньше здесь пасли овец, строили дома, разбивали сады. Результат: эрозия почвы, гибель деревьев, зеленые захватчики и катастрофическое оскудение. Правительство отдало эту землю под патронат Хранителей реки. А они превратили ее в методическое пособие, как спасти окружающую природу. В самых разных уголках об этом ведется рассказ: какие дуплянки подходят для разных видов птиц, а в каких они жить не будут. Названы растения «родные» здешним местам и поясняется, чем вредны завозные. Здесь можно найти ответы на другие, не менее важные вопросы. Как восстановить разрушенную почву? Отчего случаются наводнения на Красной реке и как уменьшить силу стихии?

Руками…трогать


В Вапетоне наши экологи встретились с…Днестром. В Центре природы Роджера Энстрема есть целая диорама с тщательно изображенным бассейном нашей главной водной артерии. Рядом «течет» Красная река Севера.
Год назад музей из Северной Дакоты подружился с Бендерским историко-краеведческим. Это произошло благодаря Международной ассоциации хранителей реки «Eco-TIRAS» из Молдовы, Хранителям реки из Фарго и Образовательному фонду имени Льва Берга из Бендер. А финансово сотрудничество поддержала Американская ассоциация музеев (Вашингтон, округ Колумбия). Благодаря проекту у Бендерского музея появился свой сайт в Интернете на русском и английском – www.berg-bendery.org/museum . Так у коллег появилась возможность расширить свои экспозиции, получить новое оборудование.
Вообще-то подход к музейному делу в Америке совершенно иной. Мы-то привыкли к тишине и дисциплине: говорит только гид, а все экспонаты спрятаны за стеклянными витринами и снабжены строгими табличками «Руками не трогать».
А за океаном все с точностью до наоборот. У вас в буквальном смысле слова есть возможность прикоснуться к предмету своего любопытства – будь это века давно минувшие или современная природа. Музей науки в Миннесоте – любимое место здешней детворы. Сюда приходят целыми семьями с утра и остаются до вечера. Благо имеется кафе с меню – мечтой любого подростка. А уж сказать «тихо, как в музее», язык не поворачивается. В здании не прекращается деловая суета.
Ребята знакомятся с доисторическими монстрами. Слушают голоса птиц. Разглядывают крошечных насекомых под микроскопом. Бегают по поющей лестнице. Отгадывают загадки из мира природы на цвет, запах, ощущения. Изучают целую гору минералов…
И все это под руководством взрослых – волонтеров неправительственных организаций, как правило, пенсионеров. Они терпеливо показывают и объясняют, как живется людям, животным и растениям в бассейнах Красной реки Севера и Миссисипи. Кстати, познакомиться с ней теперь можно и в Бендерах.
В местном историко-краеведческом музее уже есть посвященный ей уголок. А поездка дала новый простор для фантазии.
- Мы не только подготовим экспозицию-рассказ о нашем путешествии с фотографиями, но еще и постараемся внести новшества в подход к музейному делу, - сказала директор Ирина Георгиевна Смирнова.
Но как попала Красная река в наши края?

Что между нами общего?


Два года назад хранители реки из Северной Дакоты впервые приехали в гости к молдавским экологам после длительной переписки. Вот тогда-то и возник план сотрудничества.
Что же общего у рек, текущих на разных континентах? Обе трансграничные. Путь Днестра к Черному морю пролегает по территориям Украины, Молдовы и Приднестровья. США делят Красную реку с Канадой. Совместное управление такими международными водотоками – одна из главных задач, которая пока успешнее решается в Америке, чем у нас.
Но это еще не все. Наводнения – бич жителей и той, и другой артерии. Временами они сменяются такими засухами, что речки можно едва ли не вброд перейти.
И у них, и у нас экологи борются с бесконтрольной добычей песка и гравия со дна, которая способна погубить реку.
А еще в обоих бассейнах стараются сохранить биоразнообразие. В Северной Дакоте вернули форель в одну из речек – притоков Красной. Собираются реанимировать другую. Когда-то люди искусственно спрямили ее берега, и получили канал с мертвой водой вместо живой экосистемы. Теперь ей, да и самим себе, собираются дать еще один шанс.
Есть он и у нас.

Ей не хватает течь везде


Самое катастрофическое наводнение на Красной реке выпало на теплый воскресный денек 15 марта 1857 года. Непривычно яркое солнце растопило снег и началось. Вскоре были совершенно залиты центральные площади Брекенриджа и Вапетона, вода плескалась в подвалах домов в трущобах. А потом ударили морозы…
Все катастрофические паводки тщательно учтены. И теперь с ними борются. Но совсем не так, как у нас.
Фермер получает 400 тысяч долларов в год за то, что…не работает на своем поле. Нонсенс? Вовсе нет. Вынужденная необходимость.
Об этом нашим экологам рассказал Брюс, руководитель государственного агентства в Миннесоте по восстановлению ветландов.
Стоп-стоп. Что такое ветланды? Буквально: «влажная земля». То, что у нас называют заливными лугами. Когда-то люди по всему миру активно «отбирали у природы» все, что считали нужным. В том числе, отвоевали у воды тысячи квадратных километров почвы. Их поспешили освоить: в одних местах распахали, в других – построили дома. Но в последнее время наводнения подсказывают: погорячились.
Ученые считают, что осушенные некогда территории не так эффективно работают во время паводков, как ветланды. А вот заливные луга хорошо отвлекают лишнюю влагу, не позволяют стихии нанести большой ущерб.
По словам Брюса, теперь американское правительство выкупает земельные участки вдоль рек, включая и Красную, у владельцев. Или же платит им за то, чтобы фермеры позволяли воде течь везде.
А что же у нас? В 2008-м разбушевался Днестр. Одним из наиболее пострадавших приднестровских районов оказался Дубоссарский. А ведь еще в советские времена людей хотели отселить из потенциальной зоны затопления. Даже выделили средства. Но народ деньги взял, а новые дома покупать не стал.
А сейчас дамбы собираются укреплять. На это уйдут колоссальные средства. Между тем, эффект может быть далеким от ожидаемого.
Да, вот такая картина. В то время как Молдова с Приднестровьем прячутся за дамбами, Америка от них освобождается.
Хотя для наших ученых и НПО – это не такая уж новость. Они тоже за то, чтобы прислушаться к самым новым тенденциям в мировой науке и жить в согласии с природой.
- Еще в 2000 году Хельсинкская Водная Конвенция приняла рекомендации по устойчивому предупреждению негативных последствий наводнений, - заметил доктор биологических наук исполнительный директор Международной ассоциации хранителей реки «Eco-TIRAS» Илья Тромбицкий. - В документе говорится, что хотя наводнения – неотъемлемое явление природы, их последствия можно и нужно смягчать и предотвращать в каждодневной деятельности, не допуская нарушений планирования и использований территорий, которые бы снижали аккумуляционную способность экосистем. Это и сохранение, и восстановление лесов, и восстановление водно-болотных угодий, и исключение неразумного изъятия земель поймы. Почвы от нерачительного использования тоже теряют способность к впитыванию влаги. К сожалению, восстановление русел рек и приведение их в первоначальное, естественное, состояние у нас, в отличие от Запада, пока непопулярно.

Мы одной крови, точнее, воды


- Волчэнец!
- Река Дикого Риса!
- Буковэц!
- Река Хвоста Выдры!
- Реут!
- Река Буффало!
Родные молдавские топонимы вперемешку с индейскими. Перекличка происходит на берегу Красной реки Севера. А в центре внимания огромная чаша. К ней поочередно подходят люди и добавляют к содержимому частичку своей реки. Чтобы попасть на праздник, вода из Днестра и его притоков проделала самый длинный путь - через Атлантику. Ее привезли молдавские и приднестровские НПО. Американские коллеги отвечали за бассейн Красной реки.
Но вот чаша полна. Собранную влагу смешали и разделили на всех: каждый участник церемонии получил флакон с качественно новой водой. Так породнились наши реки: стали побратимами или сестрами, как говорят американцы.
Заодно отметили юбилеи: Хранителям Красной реки исполнилось 20 лет, наш «Eco-TIRAS» вдвое моложе.
Обе организации пытаются объяснить людям, какой ценностью является экологическое здоровье реки, восстановить ее рекреационную пользу и, самое главное, защитить водную артерию для людей…от них самих.
Международная Ассоциация хранителей реки «Eco-TIRAS» и Хранители Красной реки Севера подписали Манифест о сотрудничестве.
- Теперь мы можем делиться опытом и осуществлять совместные проекты по защите наших рек, - сказал американский «хранитель» Боб Бекмэн.
А отметили успех, конечно, у воды.

Счастливый груз каноэ


Гости и хозяева отправили в плавание «Каноэ нашей мечты» по Красной реке. Но сначала каждый написал о своих заветных желаниях в анкете, а все берестяные лодочки, которые смастерили местные индейцы, пронумеровали.
И вот она, Красная река, несет мимо нас в Канаду свои воды, мутные от недавних дождей. Минута – и на них закачался целый флот, «нагруженный» счастливыми надеждами.
Игрушкам предстоит, к тому же, доказать очень важную вещь: вся вода в мире связана. Тут помогут порядковые номера каноэ. Американские коллеги уже провожали в путь такие «суда». Кристин Лани рассказала, что весточки о них приходили даже из открытого океана – от тех, кто встречался там с таким берестяным приветом из Красной реки.
…Путешествуя вдоль Красной реки по штатам Северная Дакота и Миннесота, хозяева и гости попали на озеро Детройт. Здесь и живет тот самый солнечный окунь, который добрался до нашего Днестра. Недаром, здешние Хранители реки считают, что вся вода в мире связана. А что же тогда говорить о людях?

Наталия Барбиер.




Фото №6, Тот самый Манифест.


Фото №7, Каноэ нашей мечты.



Фото №8, От Днестра до Красной реки - рукой подать.

ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

 

Днестр: река или озеро?


Самая крупная в Европе Днестровская гидроаккумулирующая электростанция (ГАЭС) может оставить нас без реки. Однако Украина продолжает строительство, несмотря на протесты.
Об этом и не только говорили в Вадул-луй-Водэ ученые и общественность Молдовы, Приднестровья и Украины во время заседания круглого стола-тренинга «Водные ресурсы бассейна реки Днестр – предпосылка устойчивого развития населенных пунктов региона». А собрали их вместе Академия наук Молдовы (АНМ), Ассоциация по поддержке научных исследований в Молдове (MRDA), Приднестровский госуниверситет и неправительственные организации (НПО) «Eco-Tiras», «Ecotox», «Terra Nostra» при финансовой поддержке Миссии ОБСЕ в Молдове и Швейцарского бюро по сотрудничеству в Молдове.
Точки зрения на ГАЭС прямо противоположные. Молдова возражала с самого начала и продолжает это делать до сих, настаивая на тщательной экологической экспертизе и оценке рисков. Украина отделывается ничего не значащими успокоительными замечаниями, но подтверждающей документации не предоставляет. Кстати, решительно выступили против ГАЭС и украинские НПО.

Роковое наследство


Наши соседи решили реанимировать ветхозаветный проект. В 70-х годах прошлого столетия он, может быть, и выглядел новаторским, но только не сейчас, в веке XXI. Советский Союз, как известно, отличало «планов громадьё». Там замахнулись на целый гидроэнергетический комплекс на Днестре: две ГЭС, собственно ГАЭС и (внимание!) атомную электростанцию. Экологические риски тогда просто не принято было учитывать. Но денег, к счастью, не хватило, и в 1982-м строительство встало. А там и распад Союза подоспел. И уже в веке нынешнем старую идею извлекли на свет.
К финансированию привлекли было Всемирный банк. Но уже в 2007-м он отказался выделить полмиллиарда долларов, прислушавшись к протестам гражданского общества. Правда, Украину это не остановило. Недалеко то время, когда самая мощная в Европе ГАЭС заработает в полную силу на далеко не самой крупной водной артерии.
Возникает законный вопрос: стоит ли вмешиваться во внутренние дела соседнего государства? В том-то, и дело, что сугубо частными их не назовешь. Днестр – трансграничная река. Все, что происходит в ее бассейне, касается не только Украины, но и Молдовы с Приднестровьем.
Между тем, все потенциальные минусы деятельности украинской ГАЭС актуальны и для ее собственного населения. Ведь Днестр, как известно, впадает в Черное море. Вся Одесская область пьет воду из нашей общей реки.

А в Днестре ловились осетры


О том, что по поводу Днестра давно пора бить тревогу, говорили все вытупавшие. А на главной реке Молдовы и Приднестровья уже есть две электростанции. Счет открыла Дубоссарская ГЭС в Молдавии, потом появилась Новоднестровская на Украине. Ученые дружно отмечают: их деятельность нанесла непоправимый ущерб. Теперь для нас всех навсегда потеряны многие виды рыб.
А ведь в 50-е годы прошлого века, когда река еще текла свободно, в Тирасполе и Бендерах работали рыбозаводы, и на каждом имелся цех по выпуску черной икры. Этот деликатес был родом из днестровских вод. Тогда сюда заходили белуга, осетр, севрюга, шип. Но плотина в Дубоссарах преградила им путь к нерестилищам. Другие речные обитатели тоже чувствуют себя неуютно. Если принять улов 1945-1950-х за 100 процентов, то уже в 1999 году он составил в Приднестровье только один процент. Примерно та же картина и в Молдове. Очень изменился и видовой состав. В середине прошлого века, например, на сазана приходилось 20,7 процента улова, в 60-е – 4,2, в 70-е – 3,7 процента, а в 90-е он исчез совсем. Сома тоже почти не стало.
Новоднестровская и Дубоссарская ГЭС изменили температурный и гидрологический режимы реки. Здешние воды стали просто непригодны для ценных пород. Весной они на несколько градусов теплее, а летом – холоднее, чем нужно. Плюс слишком обильные половодья и неестественно сильные обмеления под плотиной, когда реку в некоторых местах можно перейти вброд. Все это результат несогласованной работы двух гидрокомплексов, находящихся в разных государствах. Они накапливают и сбрасывают воду, считаясь лишь с собственными нуждами.
Еще одну электростанцию Днестр не вынесет и по другим причинам.

Техническая вместо питьевой


Там, где возводится ГАЭС, то есть, на границе между Молдовой и Украиной, уже производится недопустимое вмешательство в природу. Уже спрямили русло реки.
- Тем самым теряется способность Днестра к самоочищению, - считает доктор хабилитат Елена Зубкова.
Не будем вдаваться в сложные объяснения, просто поверим ученым. До сих пор река успешно исправляла наши серьезные просчеты. Очистные сооружения оставляют желать лучшего, а в некоторых населенных пунктах не действуют вовсе. Водоохранные зоны вдоль Днестра существуют только на бумаге, а в реальности чего только не найдешь вдоль его берегов: от стихийных свалок до животноводческих ферм. Все ненужное (используем этот эвфемизм) попадает прямиком в речную волну. Но днестровская экосистема пока работает. У Одесского водозабора Днестр пока вполне пригоден для питья. Это подтверждают пробы воды, которые теперь регулярно отбираются санитарными врачами Украины, Молдовы и Приднестровья на входе-выходе с этих территорий, заверил Дмитрий Сирецяну из Национального центра общественного здоровья. Он заметил, что медики трех территорий действуют совместно.
Но это благополучие вот-вот закончится. Днестр не только не сможет самостоятельно справляться с нечистотами. Согласно полету инженерной мысли, на несколько километров его упрячут в трубы, и к нам из Украины потечет, скорее, техническая вода, предупредила Елена Зубкова.
Гидрокомплекс влияет на способность реки к самоочищению, значит, и на качество питьевой воды. Если она не пройдет естественную биоочистку в реке, Молдове, Приднестровью и Одесской области придется дополнительно затрачивать огромные средства на ее подготовку, прежде чем пустить в водопроводные сети. А это немедленно отразится на потребителях, то есть, на нас: тарифы станут выше.
О том, что гидрокомплекс угрожает и самому существованию Днестра, экологи предупреждали уже давно. Он может превратиться в старицу, а затем и в озеро. Возможна ли тогда жизнь на его берегах?
Не стоит успокаивать себя, что это дело будущего. Ведь даже незавершенная ГАЭС уже показала, на что она способна. Родные украинские НПО прямо обвиняют ее в…наводнении-2008. Вернее, в пособничестве стихии.

Техногенное наводнение


На заседании вспомнили, как руководитель НПО «Край» из Тернополя Галина Процив даже показывала своим коллегам из Молдовы фотографии, на которых в строящемся котловане запечатлена тяжелая техника за считанные минуты до того, как стихия разбушевалась. Строители торопились закончить работу, поэтому воду продолжали накапливаться в хранилище, несмотря на то, что паводок уже начался. Сбросили ее гораздо позже, когда поняли, как велика опасность для самого гидрокомплекса. Вот почему гидроудар, пришедшийся на Молдову и Приднестровье, оказался столь мощен.
Но можно ли спорить со стихией?

Водой надо управлять


- Водой надо управлять, - заметил президент АНМ Георге Дука. – Ведь это только кажется, что она течет сама по себе и ее можно черпать из реки, сколько угодно. Но если не думать о воде – придется распрощаться с привычным комфортом. Если загрязняем ее на правом берегу – пострадает и левый. В каждом конкретном случае можно обвинить Молдову, Приднестровье и Украину, но так вопрос не решить. Подход должен быть общим, ведь река не знает границ. Это проблема не только каждого отдельного государства, но и всего бассейна Черного моря.
Как же управлять такой текучей и изменчивой субстанцией как вода? Недаром она стала синонимом неуловимости: просто протечет между пальцами. Но это пока стороны не договорились.
- Для международных рек первостепенное значение имеют международные речные комиссии, включающие представителей основных заинтересованных министерств и ведомств, которые должны взять на себя координирующую роль», - пояснил исполнительный директор Международной ассоциации хранителей реки «Eco-TIRAS» Илья Тромбицкий. – Для Днестра такой комиссии пока нет, несмотря на то, что предусматривающий ее учреждение проект уже десяток лет находится на согласовании в правительствах Молдовы и Украины.
Участники круглого стола выразили свою озабоченность в соответствующей резолюции. Они настаивают на независимой международной экспертизе, результаты которой должны быть вынесены на межгосударственное и общественное обсуждение.
Возникали и совершенно неожиданные темы. Так, говорили о том, ученым страны трудно получить доступ к гидрометеорологическим данным о давно произошедших событиях. Хотя они получены на бюджетные деньги, их вновь продают, причем за немалую цену. Значит, выводы и рекомендации ученых, основанные на ограниченном наборе фактов, не могут быть полноценными. Круг замыкается. Уже много лет не только в Молдове, но и в других странах СНГ эта проблема не решается вопреки положениям Орхусской конвенции, которая обязывает предоставлять эту информацию бесплатно.
Молдове и Украине еще предстоит подписать бассейновое соглашение и создать общую трансграничную структуру для управления Днестром – речную комиссию. Сделать это без участия гражданского общества и ученых всех территорий, по которым протекает Днестр, просто немыслимо.
В конце концов, будут ли реки объединять или разделять людей, зависит от нас самих.

Наталия Барбиер.


ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

 

«Проснулся утром – прибери свою Планету»


Активисты дубоссарской общественной организации «Медики за экологию» убрали мусор на территории, прилегающей к заповеднику «Ягорлык».
Это не разовое мероприятие: уже несколько лет дубоссарские экологи активно сотрудничают с администрацией заповедника. Благодаря их усилиям, были посажены жёлуди такого редкого растения как дуб пушистый, изготовлены и установлены по периметру заповедника 12 информационных щитов, выпущены газеты, пропагандирующие этот уникальный уголок природы. Так, только прошлой осенью при уборке заповедника с его территории было вывезено более 2-х тонн мусора, оставленного здесь нерадивыми туристами. Да, отходы и сейчас - одна из наиболее актуальных проблем. Чаще всего мусор рядом с заповедником оставляют отдыхающих или его выбрасывают из проезжающих мимо машин. Поэтому основные усилия экологов в этот раз были сосредоточены на расчистке участка вдоль проходящей через территорию заповедника автотрассы Дубоссары – Рыбница. Участники акции собрали сотни килограммов пластиковых бутылок, банок, полиэтиленовых пакетов. А всего 26 мешков.
Инспектор заповедника «Ягорлык» Вадим Михайлович Логинов поблагодарил ребят за бескорыстную и своевременную помощь.
- Сейчас экологические акции по уборке заповедника проводятся ежегодно, - сказал он. - К нашему большому сожалению, даже этих мер недостаточно для того, чтобы заповедник стал чистым. Тем не менее, мы считаем, что постоянные усилия по поддержанию чистоты рано или поздно позволят найти решение проблемы.
«Зелёный десант» успешно справился с поставленной задачей. На добрую память молодёжи остались фотографии, свидетели того, что каждый внёс свой посильный вклад в оздоровление окружающей среды!

Елена Степанова,
председатель НПО «Медики за экологию».




Фото №9, Убираем планету.

ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

 

«В тополях» теперь чисто


Активисты дубоссарских общественных организаций «АККОЛАДА» и ОРДИ «Алые паруса» провели экологическую акцию в рамках проекта: «Молодёжный фотокросс по родному краю» при поддержке IREX/CPP и USAID.
Пунктом дислокации «зелёного десанта» была выбрана территория между плотиной ГЭС (в нижнем течении реки Днестр) и городскими пляжами. Это излюбленное место отдыха дубоссарцы называют «в тополях». Участники акции собрали 25 больших пакетов мусора, а в них пластиковые бутылки, банки, полиэтиленовая упаковка, одноразовая пластиковая посуда… Все это бездумно бросают любители пикников.
У организаторов появилась уверенность: теперь ребята задумаются, прежде чем выбросить мусор не там, где положено. Да еще подскажут, как надо правильно поступать, своим ровесникам.
Большую помощь оказали экологам-фотографам работники ПУЖКХ: помогли вывезти мусор на свалку. Экологическая акция стала ещё и практическим занятием для юных фотографов под руководством руководителей проекта Александры Степановой (председатель организации) и Евгения Шмыкова. Благодаря их усилиям, дубоссарские дети учились фотографировать своих земляков и природу родного края, любимых животных и памятники архитектуры.
Выставки работ начинающих фотографов все жители Дубоссар и гости нашего города могут увидеть в читальном зале Центральной библиотеки и в витрине магазина «Белшуг» по улице Дзержинского.

Елена Степанова,
председатель НПО «Медики за экологию».

 

ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

 

Как живется на «сковородке Бессарабии»?


Так Максим Горький когда-то назвал Буджак. Вода - главное богатство и основной дефицит этого края. Однако, не исключено, что уже через 15-20 лет мы все будем жить в таких условиях, если… Впрочем, об этом позже.

Водные войны в Комрате


Этот случай вспоминают и спустя тридцать лет: две женщины подрались из-за воды. Каждый день ее привозили в Комрат в цистерне и продавали всем желающим. А их было так много! Неудивительно, что живительная влага кому-то не доставалась.
С тех пор многое изменилось в Гагаузии. Благодаря объединенным усилиям Молдовы и Турции в Комрате есть водопровод. И все-таки «голубого золота», по-прежнему, остро не хватает. Так что забывать о давних водных войнах не стоит. Это для одних они – курьез, зато для других - модель нашего будущего. И это видно на примере все той же Гагаузии.
Каждое лето «сковородка Бессарабии» раскаляется до предела. Люди, животные и растения хотят пить. Откуда они добывают воду?

Дело в трубе


У Комрата есть нешуточный повод для гордости: его водопроводная вода соответствует санитарным требованиям. Это в Гагаузии редкость. И все-таки почти безупречное содержимое артезианских скважин хлорируется из-за ветхости труб. И подается она – вот уж загадка - по графику. По расчетам специалистов, воды должно бы хватить на всех, однако ее потери составляют 80 процентов (при допустимом пределе в 20). Куда же она просачивается мимо пальцев, то есть, труб?
- Воруют, - поставил диагноз заведующий отделом Комратского Центра общественного здоровья Сергей Хомыженко. - Врезаются в систему или другой вариант: от двух человек, официально к ней подключенных, питается целый квартал.
А сейчас, когда усиленно поливают огороды, мимо казны вообще утекают баснословные суммы. Ничего не поделаешь – менталитет.
Его же винят и в другом случае.

Туалет, рядом колодец


Колодец – это палочка-выручалочка любого села. Так, в Русской Киселие вообще нет водопровода.
- У нас 1650 колодцев, - сказал Сергей Хомыженко. - Однако из 99 процентов…пить нельзя. Но опять срабатывает психология: считается, что в колодце вода вкуснее.
Только не думайте, что Гагаузия – уникум в этом отношении. Та же картина и в остальной Молдове, а также в Приднестровье. Какой бы прозрачной ни казалась нам вода в ведре, она не соответствует санитарным нормам. Виной всему элементарное несоблюдение правил гигиены. Обустраивают колодец, вроде бы сообразуясь с традициями. Но он неизменно оказывается рядом с туалетом типа сортир, со свалкой, с фермой… Причем, словно нарочно в таком месте, куда обеспечен максимально «удачный» в него сток.
Ситуация с родниками не лучше. Исследования показали: качество подземных вод Молдовы в очень многих случаях не соответствует международным стандартам.
Но люди не могут отказаться ни от колодцев, ни от родников. Но, порой, и они не спасают. Так, в самом южном городе Гагаузии Вулканештах, где водопроводная вода есть далеко не на всех улицах, а подземные воды залегают слишком глубоко, многие живут на привозной воде. Заготавливают ее впрок в домашних бассейнах. Кто и что в ней плавает после двух-трех недель хранения, остается только догадываться.

Информационная…жажда


Преподаватель истории Комратского Национального лицея имени Михая Эминеску Софья Русу и руководитель местной неправительственной организации (НПО) призналась:
- Совсем недавно мы провели в лицее Неделю воды. Дети получили задание: обследовать собственные и соседские колодцы и выявить причины их загрязнения. Получилось очень интересное исследование. Нашли много «неправильных» сооружений. Например, такой: он не только вырыт в двух метрах от фермы и туалета, с ним рядом еще и гора мусора. Но вот что плохо: люди не понимают своих ошибок и не делают из них выводов. Мы-то провели беседы в классах, созвали родительские собрания. Но вся наша работа остается за порогом школы. На мой взгляд, важна информированность населения. А у нас она очень низка. Доступ к Интернету есть далеко не у всех. Да что там компьютер, даже в Комрате некоторые семьи живут без телевизора, а в селах таких еще больше.
Ее поддерживают медики: информации не хватает, как…воды. Почти совсем не ведется санитарно-просветительская работа, хорошо поставленная в советские времена. Нужны плакаты, брошюры, в которых проблема излагалась бы доступным языком. Необходимы выступления в СМИ. А все это требует финансовых затрат.

Вижу цель


Чистая вода давно уже стала фактором современной политики. Доступа к ней нет более, чем у полутора миллиарда человек. Уже через 15-20 лет каждому жителю Земли достанется влаги на треть меньше, чем сегодня. Именно из-за нее всегда велись войны, а в будущем их станет еще больше. Если, конечно, сегодня не изменится отношение к «голубому золоту».
И люди придумали, как быть. В 1999-м на 3-й Министерской конференции по окружающей среде и здоровью в Лондоне был принят Протокол по проблемам воды и здоровья к Конвенции по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер. Присоединилась к нему и Молдова. Главная цель Протокола – «предотвратить, контролировать и уменьшить количество заболеваний, связанных с водой».
Но, прежде чем начать работать, каждой стране предлагается определить целевые показатели, к которым необходимо стремиться, и сроки их достижения. Сделать это надо с таким расчетом, чтобы все население получило доступ к качественной питьевой воде. Понятно: чем беднее страна – тем больше проблем. Поэтому реализовать цели поможет мировое сообщество.
Вот почему в Гагаузии состоялся этот семинар «Протокол по проблемам воды и здоровья, внедрение в Молдове и возможности участия общественности». Среди его организаторов Европейская Экономическая Комиссия ООН, НПО «Budgeak Consult», Международная Ассоциация хранителей реки «Eco-TIRAS»… На встречу пригласили представителей и власти, и гражданского общества. Их задача: назвать основные болевые точки Гагаузии.
- Нас часто спрашивают: «Что могут НПО?». Очень многое. Ведь в 90-е годы многие профессионалы – экологи, преподаватели биологии, социологи – ушли в третий сектор, - сказала координатор проектов «Eco-TIRAS» Татьяна Синяева. – Сейчас они успешно трудятся. Именно НПО первыми забили тревогу по поводу варварской добычи песка и гравия на Днестре и довели дело до судебного разбирательства. Вот и теперь перед ними обширное поле деятельности. Такие встречи пройдут и в других регионах Молдовы.
С легкой руки участников семинара в цели для Молдовы добавят пункты о колодцах, ветхости водопровода, о необходимости вовремя информировать населения…
Ну, а дальше-то что? Все просто. Раз цели названы – предстоит большая работа.

Наталия Барбиер.

 

ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

 

«Мы пустим вас по миру», -


предлагают приднестровские туроператоры. Но в самом регионе считают: туристов надо зазывать к себе, а не только пополнять чужую казну.

К ласковой волне


Горячие деньки настали и для отпускников, и для туроператоров. 24 календарных дня промелькнут незаметно, за это время надо успеть и мир посмотреть, и о домашних делах не забыть. По общему мнению, отдыхать – значит, уехать от родных пенат. Насколько далеко? А это уже зависит от размера кошелька. В регионе популярны Турция, Египет, Арабские Эмираты… А кому и Затока – заграница.
Местные турфирмы поступают незамысловато: покупают путевки в Кишиневе или Одессе, с накруткой, в среднем, в 50 долларов, перепродают их землякам и в прямом смысле слова пускают их по миру. Так из Приднестровья утекают деньги: туристы тратят их за границей, пополняя чужие бюджеты.
- Чего мы дома не знаем? – спрашивают люди, отправляясь любоваться заморскими красотами.
Ситуация, ну, совсем, как в старой сказке. И в министерстве природных ресурсов и экологического контроля Приднестровья решили, что пора ее менять. Ведомство поддержал созданный при нем Общественный экологический совет из неправительственных организаций (НПО). На заседании по вопросам развития природно-заповедного фонда и экологического туризма обсудили, можно ли возродить Приднестровье как туристическую Мекку.

Чего мы дома не знаем


- Какие вы богатые! У вас такая природа и история, - сказали представители итальянской турфирмы, побывав в Приднестровье
Действительно, Приднестровье, вытянувшееся вдоль нашей главной реки, - это сплошная курортная зона. Еще в советские времена на тираспольских, дубоссарских, бендерских, каменских пляжах было не пройти между «пекущимися» на солнце телами московских и ленинградских курортников. Их привлекали не только климат и дешевые фрукты, но еще и масса достопримечательностей разного рода. Территория Приднестровья – тогда части МССР – была во всех направлениях пронизана маршрутами всесоюзной значимости. Здесь и исторические памятники, и следы Великой Отечественной, и геология, и культура…
«Пробежимся» по карте региона, чтобы убедиться в том, что все они остались на месте.
Чего стоит одно только село Строенцы Рыбницкого района. Не каждый знает, что тут появился на свет российский полководец Петр Румянцев. А еще дочь князя Витгинштейна выстроила в честь своего знаменитого отца Башню ветров, которую украсила табличками с эпитафиями, написанными Кондратием Рылеевым. Поэт любил бродить в окрестностях.
А Строенецкий яр? Он вообще мог бы стать ядром будущего Национального парка. Кстати, в Приднестровье до сих пор нет ни одного.
Ботанический сад в Тирасполе, где цветение продолжается две трети года. Заповедник «Ягорлык» в Дубоссарском районе. Уникальный парк в селе Чобручи Слободзейского района. А приднестровская жемчужина – Бендерская крепость, которую как раз приводят в порядок ударными темпами?
Каменский район вообще называют приднестровской Швейцарией с его Панской криницей, Холодной пещерой, Чертовым мостом, костелом, памятными местами, связанными с князем Витгинштейном...
Признаемся: о многих не слышали даже мы, не то, что в ближнем и дальнем зарубежье. А ведь это едва ли сотая доля всех приднестровских чудес.
Но кто же сегодня может профессионально их продемонстрировать?

Проводники


Хорошо налаженный легальный туристический бизнес гораздо прибыльнее торговли оружием или наркотиками. Это давно поняли на Западе. Однако в Приднестровье эта отрасль народного хозяйства пока в зачаточном состоянии.
Нет толковой концепции его развития, не готовятся кадры. Законы, правда, приняты, но не предусмотрен механизм их исполнения.
По-настоящему, край сейчас могут показать лишь сотрудники станций юных туристов, которые сохранились в приднестровских городах еще с советских времен и работают по тем же правилам. Родители платят сущую ерунду, чтобы снарядить ребят в поход. И те знакомятся с историей, культурой и окружающим миром своей малой родины, меряя ее шагами. А на их проводников вполне можно положиться: они не первый год ходят этими тропами.
- Каждый год путешествуем с ребятами по всему Приднестровью на байдарках и пешком, - сказала Полина Арнаут с Бендерской станции юных туристов.
Она, получая второе образование в Приднестровском государственном университете (ПГУ), даже посвятила свою дипломную работу достопримечательностям обоих берегов Днестра. А это готовое пособие для экскурсовода.
- Жить на 46-47 параллели и быть такими бедными – преступление перед нашими детьми, - говорили на встрече.
Сейчас в мире популярны не только привычные формы туризма, появились новые. Особенно актуален экологический.
- Теперь в ходу новое понятие «экотопия», - сказал Владимир Фоменко с естественно-географического факультета ПГУ. - И хотя это производное от слов «утопия» и «экология», штат Орегон, работающий в этом русле, ежегодно зарабатывает 3 миллиарда долларов.
Кстати, этот факультет вполне готов к возрождению ценной отрасли. Здесь уже читается дисциплина «экологический туризм», а скоро появится специальность «туризм».

Камни преткновения


Правда, предварительно Приднестровью предстоит основательно почистить перышки. Надо отреставрировать сами памятники, наладить сервис, отремонтировать дороги, обустроить пляжи… Но это еще не все.
Живописные места в тех же Строенцах облюбовали «новые приднестровцы» и плотно застроили виллами берега ручья Безымянного. Конечно, это общественное место да и частной собственности на землю в регионе нет, однако к воде не подойдешь.
Нечто непонятное происходит и в Тирасполе. У Ботанического сада отняли почти два гектара. На этой территории планируют возвести элитные дома. И только протесты ученых и общественности пока мешают началу строительства. Они не собираются молчать и дальше. Но вдруг в закрытую территорию превратится весь этот привлекательный для туристов уголок? И не он один.
…Тем не менее, Общественному экологическому совету удалось выработать рекомендации для развития туризма. Среди них создание двух территориально-рекреационных комплексов – Тираспольско-Бендерского и Дубоссарского, а также экотопии в Каменском районе с особым правовым и экономическим режимом. А еще: восстановление водного прогулочного транспорта, международные туристические выставки-ярмарки, организация дегустационных центров на базе местных винодельческих центров…

Наталия Барбиер.