Вот и Новый год не за горами. Но придет ли он со снегом или дождем? Климат уже ощутимо меняется. Об этом и говорили приднестровские и молдавские НПО все последнее время.

И не только. Что делать, чтобы пестициды больше не отравляли нашу жизнь? Как добиться цивилизованной регуляции численности бездомных животных? Все эти проблемы переходят вместе с нами на «новый уровень», то есть, в год 2012-й.

Лето-2007 с его жарой, лета-2008 и 2010 с их наводнениями… Мы еще относимся к ним, как к выходящим из ряда вон… А вот ученые предупреждают: вполне возможно, что такая погода станет нормой. Аномалии превратятся в привычное явление. Следует готовиться к экстремальным осадкам. Причем большая часть не только снега, но даже дождей достанется зиме. А вот июнь, июль и август окажутся засушливыми. И все это на фоне потепления.
Надо ли напоминать, что чем жарче становится, тем больше мы нуждаемся в воде. Большая часть населения Молдовы и Одесской области пьет из Днестра. Так что же можно сделать уже сегодня, чтобы его сохранить?

А вода - золотой



Это только кажется, что воды в Молдавии много. А ведь еще Бессарабская губерния занимала одно из последних мест в Европе по запасам воды.
В конце XVIII века летом стояла такая жара, что российская армия под командованием Петра Румянцева-Задунайского выпила речку Куболту (приток Днестра) за два дня. И потом золотом рассчитывалась за каждый бочонок днестровской воды, которую доставляли местные жители.
Нечто подобное ждет и нас, если вовремя не принять меры. Предостережение прозвучало на конференции. Более 60 процентов детей Молдовы уже лишены доступа к чистой воде. А несколько сел Унгенского района вообще остались с сухими колодцами: вода из них ушла. Только жители Четырень ходят с ведрами за полтора-два километра. Что дальше?

Энергетики закрывают Днестр?



Недалеко то время, когда школьники, тыча указкой в карту, будут заученно твердить: «Озеро Днестр расположено на границе Молдовы и Украины…»
А сейчас Днестр – трансграничная река. Все, что происходит в ее бассейне, касается не только Украины, но и Приднестровья, и Молдовы. Как отмечают ученые и общественность всех трех территорий, наша общая река деградирует. Одна из причин – бесконтрольное гидростроительство. Доктор хабилитат Елена Зубкова вновь привлекла внимание участников конференции к этой проблеме. Вновь, потому что ученые и общественность Молдовы и Украины давно предупреждали, чем грозит появление Днестровского гидроузла на границе между Украиной и Молдовой.
Его начали строить еще в начале 80-х прошлого века. Гидроэнергетический комплекс на Днестре должен был состоять из двух ГЭС, ГАЭС (гидроаккумулирующей электростанции) и атомной электростанции. К счастью, о последнем пункте речь не идет. Но и деятельность того, что уже создано, вызывает протесты экологов и общественности. Именно по этой причине в 2007 году Всемирный банк отказался выделить полмиллиарда долларов на продолжение строительства. Правда, Украину это не остановило. И вот что получилось.
Новоднестровская ГЭС изменила гидрологический и температурный режимы реки. Весной вода на несколько градусов теплее, а летом – холоднее, чем нужно. К тому же, она «придерживает» воду, не считаясь с интересами днестровских обитателей ниже по течению. Так считает эколог-эксперт доктор биологии Иван Русев из Одессы, который тоже выступал на конференции.
- В 2011-м ГЭС впервые не пустила воду совсем, в дельте Днестра не было «планового» паводка, – сказал ученый. – В таких условиях рыба не может нереститься. И вот результат: наши края покидает интереснейшая птица – блестящий ибис, родственник символа Египта. Из гнездившихся у нас когда-то 1500 пар осталось всего 50. Да и тем скоро станет нечем питаться. И это только начало.
Украинские энергетики утверждают: сколько давать воды, решает специальная комиссия. А ее представители, прежде всего, учитывают интересы того рыбного стада, которое теперь живет в водохранилище самой ГЭС. Точнее, его владельца.
- Но ведь водохранилище строилось совсем с другой целью,- заметил Иван Русев.- А теперь получается, что искусственно созданное стадо противопоставлено естественным обитателям реки, а гидроэнергетика ставит под угрозу биоразнообразие Днестра в целом.
Плохо живется Днестру и по другой причине.
О душистой, но нестойкой акации и ценном дубе
Реку больше не защищают леса. Их в Молдове до неприличия мало: всего-то 11 процентов. Зато сельскохозяйственные угодья занимают 75 процентов территории. Эту тему поднял исполнительный директор «Eco-TIRAS» Илья Тромбицкий, и он же предложил выход:
- Ландшафты – наше единственное спасение. Они формируют микроклимат, задерживают влагу. Нельзя выжить без зелени в железобетонных коробках. Мы должны увеличить площадь лесов до 30-35 процентов. Как? За счет уменьшения сельскохозяйственных земель, ведь многие из них все равно не используются. Оглашена даже цифра: более 200 тысяч гектаров. Да они и не нужны стране в таком количестве. Я твержу об этом с середины 90-х годов. На пустующих землях следует посадить деревья. И не любые, а следуя рекомендациям ученых. Скажем, оккупантка акация, заполонившая наши города, почти бесполезна для смягчения климата, к тому же не выдерживает засуху. Зато очень ценен исконный житель наших краев дуб черешчатый. Его популяции и надо восстанавливать. Разумеется, сделать это непросто по многим причинам. По закону, на землях сельскохозяйственного назначения нельзя сажать деревья. Значит, нужно решение правительства, которое переведет их из одной категории в другую. Следует ввести наказания (сейчас они не предусмотрены) за то, что ценные породы деревьев в лесах самим лесным ведомством заменяются малоценными. И еще хорошо бы государству отказаться от роли лесного монополиста. Частное лесное хозяйство тоже должно иметь место. Но на высшем уровне вопрос резкого увеличения облесенности территории страны замалчивается: центральное правительство заняло позицию страуса.
На конференции недаром отмечали, что изменение климата – уже не столько экологическая, сколько политическая проблема.

Больше демократии – свежее воздух?



Причем, в самом прямом смысле. В странах, где общественность действительно имеет доступ к информации, судам и принятию решений в области окружающей среды, атмосфера в городах чище. Этот факт открыла группа зарубежных ученых, а на конференции о нем вспомнил их независимый коллега из Молдовы Роман Коробов. Кстати, и реки в таких странах чище. Совместными усилиями девяти государств Рейн, считавшийся «сточной канавой Европы», вновь возвращен к жизни. А все потому, что теперь рекой управляет Речная комиссия, куда вошли представители разных стран и ведомств.
- Для того чтобы улучшить ситуацию в бассейне Днестра, надо установить сотрудничество между людьми, которые принимают решения, учеными и гражданским обществом разных стран, - считает Илья Тромбицкий. - Молдове и Украине еще предстоит подписать бассейновое соглашение и создать общую трансграничную структуру для управления Днестром – речную комиссию. Сделать это без участия гражданского общества и ученых всех территорий, по которым протекает Днестр, просто немыслимо.
…Ученые считают предельной для выживаемости нормой повышение среднегодовой температуры на два градуса. У нас еще есть время, чтобы, объединившись, попробовать выжить.

Наталия Барбиер.


Хххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххх

Климат меняется: что ждет наш край уже через десять лет?

 


Мы, как всегда, не готовы к тому, что жить придется в другом мире. Точнее, мы уже в нем существуем. Международная конференция «Международное сотрудничество в адаптации к изменению климата водных ресурсов и экосистем Днестра», которая недавно состоялась в Кишиневе, это подтвердила. Ученые и общественность Молдовы и Украины не только говорили о последствиях повышения температуры, но и предлагали конкретные меры по смягчению суровой действительности. Среди организаторов этой встречи Международная ассоциация хранителей реки «Eco-TIRAS», Украинская экологическая Академия наук и Черноморский фонд регионального сотрудничества the Black Sea Trust.

Аномалии станут привычными



Лето-2007 с его жарой, лета-2008 и 2010 с их наводнениями… Мы еще относимся к ним, как к выходящим из ряда вон… А вот ученые предупреждают: вполне возможно, что такая погода станет нормой. Аномалии превратятся в привычное явление. Следует готовиться к экстремальным осадкам. Причем большая часть не только снега, но даже дождей достанется зиме. А вот июнь, июль и август окажутся засушливыми. И все это на фоне потепления.
Надо ли напоминать, что чем жарче становится, тем больше мы нуждаемся в воде. Большая часть населения Молдовы и Одесской области пьет из Днестра. Так что же можно сделать уже сегодня, чтобы его сохранить?

А вода - золотой



Это только кажется, что воды в Молдавии много. А ведь еще Бессарабская губерния занимала одно из последних мест в Европе по запасам воды.
В конце XVIII века летом стояла такая жара, что российская армия под командованием Петра Румянцева-Задунайского выпила речку Куболту (приток Днестра) за два дня. И потом золотом рассчитывалась за каждый бочонок днестровской воды, которую доставляли местные жители.
Нечто подобное ждет и нас, если вовремя не принять меры. Предостережение прозвучало на конференции. Более 60 процентов детей Молдовы уже лишены доступа к чистой воде. А несколько сел Унгенского района вообще остались с сухими колодцами: вода из них ушла. Только жители Четырень ходят с ведрами за полтора-два километра. Что дальше?

Энергетики закрывают Днестр?



Недалеко то время, когда школьники, тыча указкой в карту, будут заученно твердить: «Озеро Днестр расположено на границе Молдовы и Украины…»
А сейчас Днестр – трансграничная река. Все, что происходит в ее бассейне, касается не только Украины, но и Приднестровья, и Молдовы. Как отмечают ученые и общественность всех трех территорий, наша общая река деградирует. Одна из причин – бесконтрольное гидростроительство. Доктор хабилитат Елена Зубкова вновь привлекла внимание участников конференции к этой проблеме. Вновь, потому что ученые и общественность Молдовы и Украины давно предупреждали, чем грозит появление Днестровского гидроузла на границе между Украиной и Молдовой.
Его начали строить еще в начале 80-х прошлого века. Гидроэнергетический комплекс на Днестре должен был состоять из двух ГЭС, ГАЭС (гидроаккумулирующей электростанции) и атомной электростанции. К счастью, о последнем пункте речь не идет. Но и деятельность того, что уже создано, вызывает протесты экологов и общественности. Именно по этой причине в 2007 году Всемирный банк отказался выделить полмиллиарда долларов на продолжение строительства. Правда, Украину это не остановило. И вот что получилось.
Новоднестровская ГЭС изменила гидрологический и температурный режимы реки. Весной вода на несколько градусов теплее, а летом – холоднее, чем нужно. К тому же, она «придерживает» воду, не считаясь с интересами днестровских обитателей ниже по течению. Так считает эколог-эксперт доктор биологии Иван Русев из Одессы, который тоже выступал на конференции.
- В 2011-м ГЭС впервые не пустила воду совсем, в дельте Днестра не было «планового» паводка, – сказал ученый. – В таких условиях рыба не может нереститься. И вот результат: наши края покидает интереснейшая птица – блестящий ибис, родственник символа Египта. Из гнездившихся у нас когда-то 1500 пар осталось всего 50. Да и тем скоро станет нечем питаться. И это только начало.
Украинские энергетики утверждают: сколько давать воды, решает специальная комиссия. А ее представители, прежде всего, учитывают интересы того рыбного стада, которое теперь живет в водохранилище самой ГЭС. Точнее, его владельца.
- Но ведь водохранилище строилось совсем с другой целью,- заметил Иван Русев.- А теперь получается, что искусственно созданное стадо противопоставлено естественным обитателям реки, а гидроэнергетика ставит под угрозу биоразнообразие Днестра в целом.
Плохо живется Днестру и по другой причине.
О душистой, но нестойкой акации и ценном дубе
Реку больше не защищают леса. Их в Молдове до неприличия мало: всего-то 11 процентов. Зато сельскохозяйственные угодья занимают 75 процентов территории. Эту тему поднял исполнительный директор «Eco-TIRAS» Илья Тромбицкий, и он же предложил выход:
- Ландшафты – наше единственное спасение. Они формируют микроклимат, задерживают влагу. Нельзя выжить без зелени в железобетонных коробках. Мы должны увеличить площадь лесов до 30-35 процентов. Как? За счет уменьшения сельскохозяйственных земель, ведь многие из них все равно не используются. Оглашена даже цифра: более 200 тысяч гектаров. Да они и не нужны стране в таком количестве. Я твержу об этом с середины 90-х годов. На пустующих землях следует посадить деревья. И не любые, а следуя рекомендациям ученых. Скажем, оккупантка акация, заполонившая наши города, почти бесполезна для смягчения климата, к тому же не выдерживает засуху. Зато очень ценен исконный житель наших краев дуб черешчатый. Его популяции и надо восстанавливать. Разумеется, сделать это непросто по многим причинам. По закону, на землях сельскохозяйственного назначения нельзя сажать деревья. Значит, нужно решение правительства, которое переведет их из одной категории в другую. Следует ввести наказания (сейчас они не предусмотрены) за то, что ценные породы деревьев в лесах самим лесным ведомством заменяются малоценными. И еще хорошо бы государству отказаться от роли лесного монополиста. Частное лесное хозяйство тоже должно иметь место. Но на высшем уровне вопрос резкого увеличения облесенности территории страны замалчивается: центральное правительство заняло позицию страуса.
На конференции недаром отмечали, что изменение климата – уже не столько экологическая, сколько политическая проблема.

Больше демократии – свежее воздух?



Причем, в самом прямом смысле. В странах, где общественность действительно имеет доступ к информации, судам и принятию решений в области окружающей среды, атмосфера в городах чище. Этот факт открыла группа зарубежных ученых, а на конференции о нем вспомнил их независимый коллега из Молдовы Роман Коробов. Кстати, и реки в таких странах чище. Совместными усилиями девяти государств Рейн, считавшийся «сточной канавой Европы», вновь возвращен к жизни. А все потому, что теперь рекой управляет Речная комиссия, куда вошли представители разных стран и ведомств.
- Для того чтобы улучшить ситуацию в бассейне Днестра, надо установить сотрудничество между людьми, которые принимают решения, учеными и гражданским обществом разных стран, - считает Илья Тромбицкий. - Молдове и Украине еще предстоит подписать бассейновое соглашение и создать общую трансграничную структуру для управления Днестром – речную комиссию. Сделать это без участия гражданского общества и ученых всех территорий, по которым протекает Днестр, просто немыслимо.
…Ученые считают предельной для выживаемости нормой повышение среднегодовой температуры на два градуса. У нас еще есть время, чтобы, объединившись, попробовать выжить.
Наталия Барбиер.
Хххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххх

Катастрофа, которая всегда с нами



Специалисты называют ее «пестицидной пандемией». Ее последствия могут сказываться еще на двух будущих поколениях.
От чего умирали люди в солнечной Молдавии? Несмотря на солнце и витамины, многие расставались с жизнью поразительно быстро: не дожив и до 50.
Ответ кроется в короткой строчке из лишь недавно рассекреченных документов: с 1967 по 1979 годы в Советском Союзе было официально зарегистрировано 50 случаев массового отравления пестицидами 2500 человек. Солидная доля приходилась на МССР. Еще бы, ведь Молдавия занимала первое место в СССР и второе в мире по использованию всевозможной сельскохозяйственной химии. Впрочем, эти цифры – лишь надводная часть айсберга.
Пестициды – это бактерициды, фунгициды, гербициды, инсектициды… Словом, средства для защиты растений от болезней и вредителей. В случае с ними действует гомеопатический принцип: превышение дозы лекарства превращает его в яд.
Впрочем, о вреде «средств защиты» в Советском Союзе не задумывались. В те времена каждому урожаю предшествовала мощная «химическая атака». Средняя «советская» норма: 50 килограммов пестицидов на один гектар.
После развала страны ее бывшие республики получили поистине ядовитое наследство: сотни тонн устаревших и запрещенных веществ, сохранивших свою «убойную силу». Высыпавшиеся из своих упаковок они часто хранятся в разрушенных складах. А ведь порой достаточно нескольких десятков грамм, чтобы отравить колодец.
- На юге Молдовы расположен республиканский могильник ядохимикатов: здесь около 17000 тонн, в том числе высокотоксичных препаратов, - сказала вулканештский журналист Вера Крецу, давно занимающаяся этой проблемой. - Их свозили со всех районов республики, начиная с 1976-го по 1989-й. По оценке специалистов, ядохимикаты сохранят свои опасные свойства в течение нескольких столетий. Этот островок земли площадью в 2,26 гектара вулканештцы называют раковой опухолью на груди района и именно с ним связывают высокую заболеваемость и смертность населения от онкологических заболеваний.
Несколько лет назад в Молдове было 3,5 тысячи тонн пестицидов. В Приднестровье было обнаружено значительно меньше «химии» – около 100 тонн.
Здесь первыми забили тревогу неправительственные организации (НПО) и начали именно со Слободзейского района. Только в 1990 году на его территории использовалось 1400 тонн пестицидов 113 наименований. Проект осуществлялся Международной ассоциацией Хранителей реки «Eco-TIRAS», а в Приднестровье действовали входящие в ее состав местные НПО – «Турунчук», «Пеликан» и «Медики за экологию». Помогало и руководство Слободзейского района.
- Начали с инвентаризации устаревших пестицидов, - сказала координатор проектов «Eco-TIRAS» Татьяна Синяева. – Для этого НПО осмотрели все склады на территории района, переписали названия обнаруженных химикатов, оценили их количество и условия хранения. Оказалось, что это 10 тонн пестицидов и еще 820 килограммов веществ, названия которых определить не удалось из-за поврежденной упаковки.
Тогда же, в 2004-м, администрация Слободзейского района издала приказ о запрещенных и неиндефицированных пестицидах. В Первомайске устроили склад, сюда свезли устаревшую химию со всего района.
В Молдове уже к концу 2008-го благодаря ОБСЕ осталось 1200 тонн. Большую часть вывезли и переработали. Вот и сейчас республике помогает НАТО. Проект «Химические вещества – Молдова» начали осуществлять еще в 2004-м. Теперь приступили к его третьему этапу, на утилизацию пестицидов выделено 3,5 миллиона евро.
А все приднестровские пестициды на месте.
Да, купить их легко, а вот избавиться трудно и … очень дорого. Просто сжечь? Но при этом в воздухе окажется столько летучих ядов, что пострадает все живое в радиусе десятков километров. Так уже было при пожаре на складе с устаревшей «химией» в селе Глиное. Закопать в землю? Но подземные воды сделают свое дело: отравленными окажутся все родники и источники в округе, порция яда попадет и в Днестр. Нельзя даже использовать камни и доски, из которых были сложены склады. В Вулканештах из них построили дом, в котором начали болеть и умирать люди.
- В Молдове осталось много пестицидов с советских времен. Это большая проблема: они очень опасны. Но самостоятельно избавиться от них непросто, - сказал координатор Международной инициативы «Окружающая среда и безопасность» по Восточной Европе Николай Денисов (Женева). - На помощь пришли международные структуры: часть работы сделана по линии Глобального экологического фонда, часть – по линии НАТО. Пестициды переупаковали, много вывезли. Тогда Приднестровье осталось «за кадром». К нам обратились неправительственные организации (НПО), региональные власти. Мы встретились с ними, а также с представителями природоохранных и санитарных служб. Пришли к общему решению: можем что-то сделать с учетом опыта правого берега. В рамках рабочей группы представителей сельского хозяйства несколько раз рассматривали этот проект, было получено положительное мнение обеих сторон. Теперь запускаем процесс. За счет собственных средств Приднестровье уже централизовало химию.

Наталия Барбиер.


Ххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххх

Сколько Молдове воды нужно?
или Как отмыть «голубое золото» страны

 


Тайная война давно идет в Молдове: количество «раненых» и «убитых» с каждым годом становится все больше. Но мы их не замечаем. Ведь диагнозы у всех разные: желудочно-кишечные заболевания, гепатиты… Между тем, во всех случаях причина одна – некачественная питьевая вода.
Когда речь идет о такой прозрачной субстанции как вода, простым людям явно не хватает ясности.
Водный андеграунд
Какая истина на самом деле скрывается в колодце
Прежде всего, откуда пьет Молдова? Оказывается, главная вода (около 70 процентов водопотребления) – та, что под землей. Да-да, это те самые источники и колодцы, которые в нашем краю принято воспевать.
В таком случае, по поводу ответа на второй важный вопрос можно не беспокоиться. Что пьем? Ну, конечно, прозрачную, как слеза аш-два-о. Однако ученые, медики и экологические НПО с этим несогласны.
Не раз вместе и поодиночке они проводили специальные исследования и пришли к неутешительным выводам: по санитарно-химическим показателям 70,8 процента колодезной воды не соответствует норме. Но это средняя цифра по всей республике. А в некоторых селах районов Кэлэрашь, Глодень, Тараклия, Чадыр-Лунга, Комрат, Унгень, Кэушень, Кахул, Хынчешть, Анений Ной , Сынджерей, Фэлешть и Теленешть она вообще приближается к 100 процентам.
Другими словами, такую воду пить нельзя, а то, если не козленочком станешь, то уж точно заболеешь. Недаром в Молдове из года в год растет количество пострадавших от кишечных заболеваний, гепатитов… Медики считают, что, по крайней мере, пятая часть недугов и смертей в стране – прямое следствие некачественной воды. Какой бы прозрачной ни казалась она в ведре, а вот санитарным нормам не соответствует.
Причина? Их множество. Многолетнее загрязнение почвы пестицидами. Стихийные свалки и постоянно текущие канализационные сети, содержимое которых просачивается глубоко в почву. Наконец, элементарная небрежность. Вы обращали внимание, где копают колодец? Частенько чуть пониже туалета типа сортир или фермы… Словом, в таком месте, куда обеспечен максимально «удачный» в него сток.
Ситуация с родниками не лучше. Те же исследования показали: качество подземных вод Молдовы в очень многих случаях не соответствует международным стандартам. Между тем, по крайней мере, две трети населения живет в селах и просто вынуждена пить из колодцев и родников.
А ведь нет даже их. Так, в самом южном городе Гагаузии Вулканештах, где водопровод есть далеко не на всех улицах, а подземная влага залегает слишком глубоко, многие живут на привозной воде. Заготавливают ее впрок в домашних бассейнах. Кто и что там плавает спустя две-три недели?

Фекальные воды Днестра


Река очищается самостоятельно. Пока
Счастливые обладатели водопровода горожане пьют очищенную влагу. А получают ее из Днестра. Это второй наиболее крупный поставщик аш-два-о в стране. Насколько он надежен?
В середине августа нынешнего года тираспольчане были удивлены сомнительностью речных вод. Лишь позже СМИ известили их о том, что в Днестре купаться нежелательно: в Бендерах произошел сброс фекальных вод.
В 1990-м в Молдове действовали 600 установок по очистке бытовых стоков, сейчас лишь 154, которые недостаточно хорошо выполняют свою работу. В Сороках очистные сооружения вообще не работают. А уж «несанкционированные сбросы» вдоль всей реки случались не раз. Комментарии, как говорится, излишни. Пока река справляется самостоятельно. Но надолго ли ее хватит?
К сожалению, в Молдове пока нет нормативных документов, регламентирующих использование вод как источников для питья. Ведь Министерство транспорта РМ норовит внести проект «Кодекса о судоходстве», которым надеется протолкнуть разрешение уже без ведома Министерства окружающей среды добывать песок и гравий из рек. Случись такое, и на качестве днестровской и прутской воды можно будет поставить жирный крест.
Дороже нефти

И ее запасы тоже иссякают


Чистая вода давно уже стала фактором современной политики. Доступа к ней нет более, чем у полутора миллиарда человек. Уже через 15-20 лет каждому жителю Земли достанется влаги на треть меньше, чем сегодня. Именно из-за нее всегда велись войны, а в будущем их станет еще больше. Если, конечно, сегодня не изменится отношение к «голубому золоту». В противном случае, вода станет дороже нефти.
И люди придумали, как быть. В 1999-м на 3-й Министерской конференции по окружающей среде и здоровью в Лондоне был принят Протокол по проблемам воды и здоровья к Конвенции по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер. Присоединилась к нему и Молдова. Главная цель Протокола – «предотвратить, контролировать и уменьшить количество заболеваний, связанных с водой».
Каждой стране предлагается определить целевые показатели, к которым необходимо стремиться, и сроки их достижения, причем, с таким расчетом, чтобы все население получило доступ к качественной питьевой воде и адекватным санитарным условиям. В Молдове это уже сделано. Теперь ей предстоит разработать Национальный план действий по воде и здоровью.

При чем здесь НПО?


Третий сектор – не лишний
В Кишиневе уже начались встречи ученых, представителей власти и общественности по этому поводу. Красноречивый штрих: большую в установлении целей и целевых показателей сыграла Международная Ассоциация хранителей реки «Eco-TIRAS». Внедрение Протокола просто невозможно без участия общественности, тем более что и сам документ предусматривает этот момент.
- Нас часто спрашивают: «Что могут НПО?». Очень многое. Ведь в 90-е годы многие профессионалы – экологи, преподаватели биологии, социологи – ушли в третий сектор, - сказала координатор проектов «Eco-TIRAS» Татьяна Синяева. – Сейчас они успешно трудятся. Именно НПО первыми забили тревогу по поводу варварской добычи песка и гравия на Днестре и довели дело до судебного разбирательства. Вот и сейчас с легкой руки экологических НПО республики в цели и целевые показатели для Молдовы добавили пункты о колодцах и родниках, ветхости водопровода, о необходимости вовремя информировать население… И перед нами еще более обширное поле деятельности: претворять все эти решения в жизнь.
…Кстати, согласно молдавской традиции, все решения, которые принимались сельчанами «у колодца», обретали незыблемость закона.

Наталия Барбиер.


Ххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххх

Дело – в трубе

 


В Чобручи пришла вода. Хотя это приднестровское село стоит на берегу Днестра, с аш-два-о здесь были серьезные проблемы.
В самом деле, почему эта тема считается «больной» в регионе, вытянувшемся вдоль нашей главной реки? К тому же, в Приднестровье 1935 колодцев и огромное количество родников. Но, оказывается, содержимое 90 процентов непригодно для питья по санитарным показателям: это настоящий «коктейль» из органических загрязнителей, нитратов, пестицидов... Однако люди утоляют жажду тем, что есть, и болеют. Их хронические недуги в 70 процентах случаев вызваны некачественной водой.
В Чобручах, похоже, нашли выход. Для этого потребовались совместные усилия гражданского общества и местных властей.
Еще в 1959-м это крупное село Слободзейского района обзавелось собственным водопроводом: четыре водонапорные башни и сеть труб протяженностью 75 километров. Да еще четыре артезианские скважины: три «работают», одна «отдыхает». В советские времена все это оборудование содержал на своем балансе процветающий колхоз имени Ленина. Он получал 4 миллиона рублей чистой прибыли в год. Тогда сельчане платили за воду чисто символически и не ведали проблем.
Они пришли с развалом Союза и расформированием колхоза. Теперь сельские сети содержатся за счет тех денег, которыми люди рассчитываются за воду. Но их все же не хватает. Старые трубы часто дают течь, чобручане то и дело остаются без воды. Стандартно безвыходная ситуация? Оказывается, нет.
- Мы учитывали, что придется решать и вопрос с водой, когда создавали нашу неправительственную организацию (НПО) «Турунчук», - рассказывает ее руководитель Николай Федорович Галелюк. – Теперь в партнерстве с НПО «Ренаштеря» села Талмазы района Штефан-Водэ (вместе мы входим в Международную ассоциацию хранителей реки «Eco-TIRAS») осуществили реконструкцию части водопровода по проекту «Капитальный ремонт систем водообеспечения» в рамках программы «Поддержка гражданского общества в Приднестровье» благодаря посольству США в Молдове. А, попросту говоря, заменили 10 километров водопровода: вместо старых проржавевших труб поставили современные, сертифицированные производства тираспольского предприятия «Полимерсервис».
Внесла свой вклад и администрация села: оплатила прокладку траншей. Сельчане же за свой счет будут подключаться к трассе и обязательно устанавливать водомеры. Кстати, стало больше желающих: они отказываются от колодцев. Вода из-под крана теперь намного чище: артезианская, доставляется по новым трубам.
Чистую воду получила и школа-интернат.
Между тем, «умереть от жажды над рекой» - не просто метафора. Водопроводные системы всех приднестровских городов изношены, в среднем, на 80 процентов. Каждый день случаются аварии, и треть воды просачивается в землю. Кроме того, проржавевшие трубы ухудшают качество аш-два-о. Планы по замене труб строятся повсеместно, но все упирается в финансирование. А пока лишь 35 процентов сельчан Молдовы и Приднестровья получили доступ к улучшенному водоснабжению.

Наталия Барбиер.


Хххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххх

Жизнь собачья…



В Бендерах День тишины накануне выборов был омрачен выстрелами и стонами умирающих животных.
- Щенки сгрудились в луже крови у живота Пальмы, сосут молоко, а она лежит у своей будки мертвая, - рассказывает Светлана, которая живет близ бендерского парка Октябрьский, что на набережной Днестра.
Она вышла покормить свою любимицу, но нашла лишь шестерых осиротевших детенышей. Рано утром женщина слышала выстрелы и выглянула на улицу, там увидела парня с ружьем и машину Бендерского спецавтохозяйства, куда обычно сваливают трупы убитых животных. Окрестным жителям хорошо знаком этот «катафалк», они не раз просыпались под звуки выстрелов и визга раненых собак.
- Я и представить себе не могла, что моей Пальмы уже нет, - продолжает Светлана. – Надеялась, что собаку, живущую в будке, трогать не станут.
На самом деле, ни будка, ни ошейник, ни щенки не останавливают «охотников» спецавтохозяйства: на это не раз жаловались горожане. Хотя в Бендерах стреляют давно, количество бездомных животных не только не сокращается, а, наоборот, растет.

Сколько стоит убить?


Чиновники считают, что убийство бродячих собак позволяет пусть сердито, но дешево справиться с ситуацией. Ученые и зоозащитники с цифрами в руках доказывают, что это миф.
«Охотник», всадивший в Пальму заряд дроби, наказал городскую казну, как минимум, на 90 рублей (почти столько же лей). В эту сумму входят разъезды на казенной машине, стоимость боеприпасов, оплата его «труда» плюс в обычных случаях это еще и утилизация трупа животного. В Тирасполе для тех же целей используют дитилин – яд, давно запрещенный к употреблению в Европе.
А результат? Прямо противоположный: после таких «зачисток» стаи четвероногих бомжей увеличиваются в геометрической прогрессии. Ведь киллер нажимает на спусковой курок не только своего ружья, но и, фигурально выражаясь, самой природы. Животные начинают интенсивно размножаться, чтобы восполнить потери. Вместо одной убитой собаки на свет появляются не меньше десятка. Именно поэтому ни в одном городе еще не удалось решить проблему карательными методами. Даже с точки зрения одной лишь экономики, впустую затрачиваются огромные деньги.

Простые истины


А с позиций морали, наносимый вред вообще трудно оценить. В наши дни даже простые истины нуждаются в напоминании. Зрелище животного, умирающего в муках от порции яда или заряда дроби, воспитывает вполне определенные чувства у подрастающего поколения. Не стоит кивать на телевидение, которое якобы одно виновато в культе жестокости. Ее вполне хватает и в будничной жизни.
И еще об одной опасности, которая почему-то никем из чиновников не учитывается. Слово «охотник» недаром здесь берется в кавычки. У истинных представителей этого рода занятий есть свой кодекс чести. Так, они никогда не выстрелят в беременную или кормящую самку. Человек, презирающий эти правила, может нарушить и любые другие. С точки зрения психиатрии у него размыта граница между «можно» и «нельзя». А его вооружают и отправляют в центр города…
А какова правовая подоплека его действий? Это документы, принятые не местном уровне и противоречащие региональному законодательству по многим пунктам. Они нуждаются в экологической и юридической экспертизе, которую приднестровские неправительственные зоозащитные организации (НПО) уже провели. Ведь среди их членов есть прекрасные специалисты в обоих отношениях.
Тем не менее, факт остается фактом: бродячих животных в приднестровских городах и селах, действительно, много. Они выясняют отношения в период своих «свадеб». Прохожие их побаиваются. Так что же делать?

Паспорт для Трезора


Бендерские собаки обзаводятся собственными документами, независимо от того, породисты они или нет. В городе проходит клеймение хозяйских псов. Каждый получает татуировку, собственный регистрационный номер и удостоверение, к тому же, его вносят в единую базу данных. Теперь если четвероногий гулёна заблудится, идентифицировать его будет нетрудно. Этим занимается муниципальное учреждение Центр ветеринарной помощи.
- Владельцы довольны и относятся к процедуре с пониманием, - сказал главный врач Центра Олег Сивачук. – Само клеймо обходится им в пять рублей (около 6 лей), удостоверение выдается бесплатно. Одновременно в Бендерах началась и стерилизация животных. Ее стоимость зависит от веса каждой особи. Для малоимущих и пенсионеров существуют льготы. Мы считаем: чтобы решить проблему бродячих собак, надо начинать с…домашних. Для начала зарегистрировать всех «хозяйских собак». Потом простерилизовать по желанию хозяина, вакцинировать. В день можно стерилизовать 12 собак и 16 кошек. Плата должна поступать в городской бюджет, эти средства будем использовать для того, чтобы проводить такие же операции бездомным животным. Чем же хороша стерилизация? Прооперированная собака уже не агрессивна. Проблема укусов снимается сама собой. Между тем, «четвероногие бомжи» несут еще одну службу, значение которой мы просто не осознаем. Они уже сейчас служат естественным барьером между людьми и одичавшими собаками, лисами, куницами, которые неизбежно будут просачиваться в город, если мы услужливо освободим для них нишу. Именно эти животные служат разносчиками бешенства и других заболеваний.
Одновременно Олег Сивачук возглавляет неправительственную организацию «Центр помощи животным», которая является членом общественного совета при Министерстве экологического контроля и природных ресурсов Приднестровья. В прошлом году на одном из заседаний совета НПО предложила создать «Правила регистрации и содержания домашних животных», а депутаты Бендерского горсовета потом приняли их на своей сессии. Среди перечисленных мер помимо регистрации есть и стерилизация хозяйских и уличных псов, и их вакцинация. Для успешного решения проблемы в Приднестровье не хватает…законов.
Гражданское общество Приднестровья хотело бы принять участие и в обсуждении законопроекта «О содержании домашних животных». Он был направлен в Верховный Совет (ВС) еще в 2007 году и рассмотрен лишь в первом чтении.
… Сюжет, сделанный сразу после убийства собаки, размещен на сайте «Днестр-ТВ». Кадры вызвали настоящую бурю негодования среди приднестровцев. Щенков приютила Светлана. Некоторые уже нашли хозяев. Зоозащитники помогают устраивать их судьбу и готовят документы для обращения в правоохранительные органы.
Наталия Барбиер.
На снимке: Так Бендерское спецавтохозяйство решает проблему бездомных животных.